Консалтинговая группа
RU
ENG
+7 (495) 781-63-43
Консалтинговая группа

Нарушать валютное законодательство по-прежнему выгоднее, чем налоговое

До апреля 2016г., в соответствии с российским законодательством, срок давности по валютным нарушениям ограничивался 1-м годом. Если за указанный срок ничего не обнаруживалось, то позднее привлечь к ответственности валютного резидента было невозможно. В данном случае подразумевается привлечение к ответственности по статье 15.25 КоАП РФ («Нарушение валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования»). Как известно, указанная статья предусматривает несколько видов нарушений налогового законодательства.

Так, за проведение валютных операций, запрещенных законом, и в обход «уполномоченных банков», валютные резиденты (организации и физические лица) могут быть оштрафованы на сумму, составляющую от 75% до 100% суммы незаконной операции. 

За несвоевременное представление Уведомлений об открытии/закрытии иностранных счетов и Отчетов о движении денежных средств по указанным счетам (или их непредставление) штраф для граждан достигает 5,0 тыс. рублей, для должностных лиц — 50,0 тыс. рублей, для организаций — до 1,0 млн. рублей.

За невыполнение участниками внешнеторговой деятельности обязательств по репатриации валюты штрафы достигают 100% не репатриированной суммы, а за нарушение правил отчетности физические лица могут быть оштрафованы на сумму до 3,0 тыс. рублей, а организации — до 50,0 тыс. рублей.

(Подробнее по данному вопросу см. в статье «Зарубежные счета — не только уведомлять, но и отчитываться».)

Как отмечалось разработчиками законопроекта, своевременному привлечению к ответственности нарушителей при сроке давности до 1-го года препятствовали такие обстоятельства, как: 

  • невозможность принятия судебного решения в отсутствие нарушителя без доказательств его извещения;
  • злоупотребление имеющимся правом на ходатайство об отложении рассмотрения дела;
  • необходимость проверки в установленном порядке информации о наличии признаков нарушений.

В результате, достаточно часто на рассмотрение поступали материалы по нарушениям, сроки давности которых в значительной мере уже заканчивались.

Все указанное, по мнению добросовестных налогоплательщиков, простодушно не претендующих на приоритет личных интересов в отношении публичных интересов, является безусловно правильным.

Тем более, если объективно иметь в виду, что: 

  • налоговые правонарушения, которые при определенных обстоятельствах могут наказываться также и в уголовном порядке, — имеют срок давности привлечения к ответственности 3 года;
  • нарушения валютного законодательства, которые могут иметь те же самые перспективы привлечения к ответственности, имеют срок давности 1 год;

Таким образом, ограничение ответственности за валютные нарушения сроком давности в один год — является странным, неслучайным и заставляет искать заинтересованных лиц.

При рассмотрении законопроекта обсуждалось увеличение срока давности как до 2-х, так и до 3-х лет.

В конечном итоге депутаты Госдумы РФ, руководствуясь, в порядке исключения, высшими интересами страны (а не власти или собственными интересами, как иногда думают некоторые), все же приняли решение об увеличении срока давности за нарушения валютного законодательства, но только до 2-х лет.

При этом, видимо, полагая, что в крайнем случае, если уж без этого никак нельзя, — фактическую выборочность применения закона еще никто не отменял.

Таким образом, 16 апреля 2016г. вступил в силу Федеральный закон от 5 апреля 2016г. № 89-ФЗ «О внесении изменений в статью 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в части увеличения срока давности привлечения к административной ответственности за нарушение валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования», в соответствии с которым срок давности увеличен от 1-го до 2-х лет.

При этом было громко продекларировано, что новый срок давности, а также недавнее наделение ФНС России обязанностями и полномочиями органа контроля валюты, позволят выявлять и пресекать нарушения валютного законодательства с большей эффективностью.

И с этим, действительно, нельзя не согласиться (но с оговоркой — в разрешенных случаях). Тем более, что этому могут способствовать следующие обстоятельства (которые не декларировались, но подразумевались):

Во-первых, обязанность физических лиц и организаций представлять в налоговые органы Уведомления об открытии/закрытии зарубежных счетов, а также Отчеты о движении денежных средств по ним в отношении большинства налогоплательщиков будет с течением времени все более и более реализовываться.

Одним из основных инструментов побуждения к этому могут стать требования банков (законные или незаконные — отдельный вопрос) представлять им подтверждение выполнения этой обязанности. Конечно, как всегда, это не будет касаться тех лиц, для которых закон вообще не писан. 

Во-вторых, при всех заверениях Закона об амнистии капиталов о:

— безусловном сохранении строгой конфиденциальности (пресловутый режим сохранения налоговой тайны) в отношении информации, неосторожно представленной некоторыми физическими лицами в своих Специальных декларациях,
— гарантиях освобождении от уголовной, административной и
 налоговой ответственности,
— а также недопущении использования полученных сведений в
 виде доказательств в рамках соответствующих дел,

эта информация надолго останется золотым фондом фискальных и правоохранительных органов.

(Подробнее — см. в статье «Добровольное декларирование с комментариями»).

В третьих, крайне важной будет информация, полученная от налоговых резидентов РФ в 2017 г. при представлении ими Уведомлений об участии в иностранных организациях и КИК.

(Подробнее — см. пункт 5 Раздела 1 Аналитического обзора с комментариями «Антиофшорное законодательство. Обязательное и добровольное декларирование».)

А кроме того имеется обычное опасение, что «козлами отпущения» могут стать не те лица, которые действительно заслуживают соответствующего внимания, а мелкие нарушители или в тех случаях, когда это кому-то понадобится опять в интересах государства.

Таким образом, решающим принципом будет по-прежнему оставаться следующее — прав не тот, на на чьей стороне находится закон формально, а тот, кто имеет фактическое право толковать его по-своему. То есть, — еще правее.

Как известно, данный принцип является характерным для правового государства определенного типа.

(Подробнее — см. в статье «Прецедентное, непрецедентное и беспрецеднтное право»).

При этом следует иметь в виду, что фискальным и правоохранительным органам, при всей их кажущейся отдаленности от интересов народа, весьма не чужда сказочная народная мудрость, в соответствии с которой «суп можно сварить даже из топора».

Однако другая народная мудрость указывает, что «если нельзя войти в дверь, то можно, при необходимости, войти и в окно». А также — про «штопор».

Консалтинговая группа ЮКТ с удовольствием ответит всем тем, кого заинтересовали вопросы, затронутые в этой статье. Подробнее об этом можно также узнать здесь.

14.12.2016


Другие новости
08.09.2018
Существует ли ещё налоговая оптимизация

Если налогоплательщика обвинят в том, что он нарушил налоговое законодательство, то вероятность разрешения спора в суде в его пользу минимальна

20.03.2018
Спор по дугам безопасности пошел на новый виток

 Юрист Консалтинговой группы ЮКТ Виталий Никуленко добился улучшения в споре между мотоциклистами и ГИБДД по дугам безопасности.